Мои работы, по светоносности, как музыка Моцарта

Пензенская газета "Улица Московская"

 

Творчество пензенского художника Валентина Массова давно известно не только в нашей стране, но и за её пределами.
Анкета "УМ":
Валентин Павлович Массов родился 11 апреля 1937 г. в деревне Теньковке Карсунского района Ульяновской области, детство провёл в детском доме (в 1939 г. умерла мать, в 1942 г. погиб на фронте отец).
Закончив семилетку, в 1953 г. уехал в Пензу. С 1968 г. он стал выступать на областных выставках. Через 5 лет его работы экспонировались на Всесоюзной выставке акварелей в Москве, на зональных художественных показах.
В 1975 г. В.П. Массов был принят в Союз художников.
Большая часть его работ находится за пределами Пензы.
- В Пензе ко мне всегда было отношение, скромно говоря, отрицательное.
- А в чём причина?
- Я не похож на других пензенских художников. Мои работы видел Илья Эренбург. Прислал письмо. Вот тут-то все и ожесточились. Был такой секретарь Мясников, слышали, наверное. Когда я вступал в Союз художников, то многие были против. После очередного собрания подхожу к нему и говорю:
- Георгий Васильевич, мне мешают в Союз вступить.
- Кто?
Я назвал несколько фамилий.
- А как твоя фамилия?
Я назвался.
- Это ты - Массов?! Ты всего-навсего такой?
Он поднял руки к верху:
- Я думал, ты какой-нибудь ТАКОЙ. О тебе столько разговоров идёт. Ну хоть работы-то твои можно посмотреть?
- Конечно, приходите ко мне домой. Приходите, посмотрите, как я живу, а заодно и на работы взгляните.
Он не пришёл.
У меня рекомендации были в Союз академика Алпатова - лучшего нашего искусствоведа, а также художника Виталия Горяева.
Произошла у меня встреча с Ираклием Андронниковым. Тоже известный академик был. Так вот, посмотрел он мои работы и мгновенно написал письмо Мясникову: "О нём не говорят, потому что его не видят. Как только его увидят, о нём заговорят. Чтобы это не прошло мимо вас, я пишу..." И так далее.
Прихожу в Союз. Там люди переполошились, говорят:" Тебя Мясников ищет!" Я пошёл в обком. Звоню ему:
- Георгий Васильевич, вы меня искали?
- Искал. Приходи с работами.
- Вы же обещали сами прийти посмотреть, как я живу и работаю.
- Я знаю как и ты живёшь! Приноси работы сюда.
Он посмотрел работы, а потом сказал:
- Да, ты действительно талантлив. Но у тебя в работах нет времени.
- Георгий Васильевич, у вас хорошее восприятие. Но в природе нет времени.
- Как нет?! Были непроходимые леса - вырубили просеки и поставили высоковольтные линии. Были степи - их вспахали, и стали поля.
- Вы говорите о частностях. А в природе времени нет.
- Ну ладно, хватит тебе летать в небесах. Спускайся на землю и работай на нас. Тогда мы подумаем, стоит ли тебе помогать.
- Подумаю, Георгий Васильевич, стоит ли мне спускаться на землю.
А.С.Васильев сказал мне тогда:"Валентин, я не понимаю, почему к тебе такое отношение. Если считать соцреализм жизнеутверждением, то более  жизнеутверждающих работ трудно предположить".
Если у меня спросят, от кого я получил духовное воспитание, отвечу: я воспитан на духовном величие Толстого. Я уже не говорю о Пушкине - он для меня символ.
- Когда Вы открыли в себе художественный дар?
- Мне было четыре года, когда старшему брату купили цветные карандаши. Я взял их в руки и сказал:"Не отдам". Старшая сестра моей матери, моя крёстная, а значит, духовная мать, сказала:"НЕ трогайте его. Он будет художником".
- В каком жанре Вы предпочитаете писать?
- По природе я портретист. Но жизнь сложилась так, что начал писать и другие вещи.
Ещё когда я учился, моим любимым художником стал Веласкес.
- Это для вас авторитет?
- Ваше этого на земле ничего нет. Это загадка.
В 1976 г. я был в Ленинграде на просмотре картин. После просмотра ко мне подошла девочка и спросила:
- Скажите, вы заняты музыкой?
- А почему вы спросили? Вы же ведите чем я занят.
- Я смотрела ваши работы и слушала музыку Шопена.
- Благодарю вас. Шопен - моё родное.
Когда женщины смотрят мои картины, я говорю:"Возьмите зеркало и посмотритесь в него. Сравните с тем, что будет после просмотра. В Москве одна женщина сказала:"Я впервые почувствовала себя женщиной, у меня на лице разгладились складки!"
- Есть ли у Вас любимые картины?
- Да, это откровения. Первое было в 1973 г. Мы с приятелем поехали за Пензу. Я встал утром и пошёл по деревне. Было тепло. Вербы!.. Расцвели вербы! Такие красивые вербы!
Это было 10 апреля, а 11 - мой день. И я увидел, что это подарок от Бога. Я срезал несколько веток, пришёл домой и тут же написал работу.
1974 г. я ждал. Опять были вербы. Я увидел эту красоту и взмолился, чтобы передать хоть малую её долю. И стал работать. Закончил и повесил на стену. На следующий день ко мне пришёл художник Виктор Непьянов. Он стал смотреть работу, а я - читать псалом Давида на церковнославянском языке:"Благо есть исповедати ся, Господи..." Виктор сказал:"Я не всё понял из того, что ты прочитал, но это похоже на твою работу". Это было мне дорого.
С 1975г. я думал, что ничего лучше не смогу сделать. Приехал из Москвы в конце апреля. Цвела черёмуха. И я написал черёмуху. Одна работа была написана в день Пасхи (1 мая), и две - на следующий. Когда же соединил все три, то понял, что они не разделимы. И люди, хорошо знающие философию, говорили:"Первая работа - это мысль, вторая - дух, а третья - возрождение жизни".
В сентябре 1970 г. мы с ребятами ездили по Киргизии на мотоциклах. За месяц каждый из нас сделал по 100 работ. Из моих 10 были интересные. В 1979г. из ста работ, выполненных за лето, лишь 10 были не очень.
Однажды я писал портрет молодой женщины-искусствоведа. Она сказала:
- Ваши работы построены на чувствах. А если чувства кончатся, что вы будете делать?
- Хорошо, если бы у каждого художника отсыхали руки после того, как у него закончатся чувства.
- Чем Вы занимаетесь сегодня?
- Каждый день общаюсь с красотой. Сегодня я вижу её так, как будто не начинал работать. А ещё очень серьёзно занят законами долголетия.


Евгений Королёв